Текущий выпуск
№3 2017
Главная|Журнал|Весна 2014|Современные тенденции климатической техники в России: анализ рынка и прогнозы
      

Современные тенденции климатической техники в России: анализ рынка и прогнозы

Георгий Геннадиевич Литвинчук

Интервью с Георгием Геннадиевичем Литвинчуком.

О развитии отечественного рынка климатического оборудования в ближайшем будущем, о его специфике и об основных трудностях – своим видением делится независимый эксперт, директор компании «Литвинчук Маркетинг» Георгий Геннадиевич Литвинчук.

– Как давно вы занимаетесь кондиционерами? Какие инновационные технологии, по вашему мнению, в скором времени могут появиться на отечественном рынке?

– В климатическом бизнесе я работаю с августа 1995 года и за последние семь лет увидел только одну инновационную разработку. Это радиатор водяного отопления с металлоёмкостью в 7–8 раз ниже традиционных, в котором контур самого радиатора и контур системы отопления гидроизолированы друг от друга. Радиатор врезается в систему, но работает он за счёт того, что в каналах прибора в вакууме находится специальная смесь, которая закипает при температуре 30 °C и даёт теплоотдачу, что реально снижает материалоёмкость, уменьшает количество воды, циркулирующей в системе отопления, и позволяет поддерживать в ней очень высокое давление. В масштабах страны это могло бы дать очень большой эффект. Это действительно инновация.

– Что вас привлекает в исследовании рынков оборудования ОВК?

– Рынок систем вентиляции, отопления и кондиционирования воздуха достаточно сложный, многогранный и многосегментный. Одни секторы растут, другие – падают, третьи – видоизменяются. Есть широкое поле для анализа и для приложения собственных сил. Плюс ещё один интересный момент. В мире много международных агентств, которые занимаются исследованиями в области кондиционирования воздуха, однако теоретической базы, по сути, нет и негде получить ответы на вопросы: как должен развиваться рынок, какие тенденции и т. д. Поэтому зачастую приходится выступать первооткрывателями, а это всегда интересно. До многих вещей приходится доходить самому. Есть куда расти и развиваться.

Рынок ОВК очень сезонный, с широчайшей гаммой оборудования и сложной складской программой.

По сравнению с другими рынками (автомобили, алкоголь) здесь требуется гораздо больше интеллектуальных вложений. Руководители ведущих компаний, топ-менеджеры – в основном это технари с коммерческой жилкой. Их вкусы и жизненные ценности во многом близки моим, поэтому даже просто общаться и взаимодействовать с этими людьми всегда легко и приятно. Очень важно получать удовольствие от общения с людьми, с которыми сталкиваешься по бизнесу.

– Расскажите, пожалуйста, о ключевых игроках на рынке высокотехнологичного климатического оборудования. Произошли ли видимые изменения в структуре потребления? Какие положительные моменты вы видите в этом?

– Как разделить оборудование на высоко- и низкотехнологичное? Где критерии оценки? Я бы такого деления не проводил. Есть рынок в целом. Сегодня мы одно считаем высокотехнологичным, завтра – другое. Передний край постоянно сдвигается. Если брать в целом бытовые системы кондиционирования воздуха, тут заметна такая тенденция: рынок очень близок к насыщению. По сути, из 100 мест, где должен стоять бытовой кондиционер, в 85 он уже стоит. Что в такой ситуации происходит? Люди богатые уже купили себе кондиционеры 10–15 лет назад, средний класс – три–семь лет назад.

Кто покупает сейчас? Наиболее обеспеченные бюджетники (военные, медики и т. д.). Понятно, что у них немного другие финансовые возможности, и поэтому спрос сместился в сторону наиболее дешёвых кондиционеров.

Средняя зарплата по стране в долларовом выражении в последние годы практически стабильна. Но при этом лет пять назад зарплата бюджетника и менеджера среднего звена отличалась где-то в 2–2,5 раза, то сейчас эта разница составляет 30–40%. Бюджетникам зарплату активно подтягивали.

С другой стороны нижний ценовой уровень кондиционеров существенно опустился. Последние несколько лет рынок ОВК работал в условия огромных остатков оборудования, из-за чего наблюдались демпинговые предложения. Прежде всего со стороны интернет-магазинов и торговых сетей.

Эти два фактора и привели к тому, что бюджетники включились в покупку кондиционеров. Жара 2010 года тоже сделала своё дело – в России значительно возросло количество людей, считающих, что кондиционер в «средней полосе» нужен.

К чему это в итоге привело? Четыре года назад доля поставок из Китая равнялась 38 %, а сейчас – 69 %.

Причём если четыре года назад на лидеров среди китайских производителей (первый эшелон – это GREE, Midea, Haier) приходилось 23 % российского рынка, а на компании второго эшелона (Galanz, AUX, Chigo, TCL, Hisense-Kelon и др.) – 15 %, то в этом году эти цифры выглядят совсем иначе: 30 и 39 % соответственно.

Это говорит о том, что фокус спроса смещается в сторону самой дешёвой техники. Последние годы более 80 % всех кондиционеров покупают для квартир. Это владельцы недорогого жилья, люди с относительно невысоким доходом, что определяет структуру рынка по ценовым сегментам и технологичности. На таком рынке повышение доли высокотехнологичной продукции не произойдёт.

Года через три, когда начнётся замена устаревшего оборудования, доля инверторных кондиционеров начнёт расти.

Что касается центральных систем кондиционирования воздуха, тут немного другая ситуация, некоторый прогресс есть. Появляется хай-тек: инверторные чиллеры, приточно-вытяжные установки с рекуперацией.

Доля этой техники действительно растёт, т. к. владельцы зданий, подсчитав эксплуатационные расходы, заботятся о том, чтобы поставить более энергоэффективные системы.

Рынок систем центрального кондиционирования сейчас в 7 раз больше, чем был 15 лет назад, а срок службы подобных систем – от 10 до 25 лет.

В 2014–2015 годах я прогнозирую серьёзное снижение объёмов продаж.

Около 60 % промышленных систем кондиционирования воздуха в 2013 году установлены в зданиях, строительство которых тем или иным образом финансировалось из бюджета. Сюда же я отношу различные госкомпании («Газпром», «Роснефть» и т. д.). Начиная с 2013 года (и в 2014 году эта тенденция продолжится) из-за снижения ВВП и ряда экономических трудностей существенно уменьшаются государственные инвестиции в строительство.

– Каково качество поставляемого в Россию оборудования?

– Смотря что считать качеством: долговечность или удобство в использовании? Вопрос качества очень сложный. Что мы сейчас наблюдаем на мировом рынке? Помните время, когда делать апгрейд компьютера приходилось каждые год-два? Он просто устаревал. То же самое происходит и с кондиционерами. Многие сплит-системы, которые продавались в 1995 году, до сих пор работают, а те, что выпускают сейчас, рассчитаны на шесть–восемь лет. Можно ли это считать улучшением качества? Внешние изменения заметны: дизайн, технологичность, компактность. А долговечность продукции последние 50 лет снижается во всём мире, во всех странах, практически по всем направлениям. Последние 20–30 лет мы живём в условиях «ухудшающейся конкуренции» – чтобы новому производителю выйти на рынок, нужно предложить похожий товар, но дешевле. За счёт чего? Прежде всего за счёт качества. А остальные производители вынуждены реагировать. Сейчас идеология производства такая: сделать прибор, который относительно без проблем будет работать пять–семь, максимум 10 лет, а потом начнут выходить из строя ключевые элементы этого прибора, и его придётся менять на новый.

Мировой опыт говорит, что кондиционеры практически не ремонтируют, а сразу заменяют. Если посмотреть, сколько импортируется компрессоров для ремонта кондиционеров в РФ, это просто какие-то копейки. В России изначально цена комплектующих деталей была очень сильно завышена – заменить в кондиционере компрессор равноценно покупке нового внешнего блока. В Европе объём ремонта тоже не очень большой. В Японии вообще нет сервиса кондиционеров.

Утилизация сломанного кондиционера в Японии стоит около 150–200 долл. Когда кондиционер проработал три–четыре года, его меняют. В этом случае компания, которая поставила новый кондиционер, должна утилизировать старый. Старый чистят, моют и продают на Филиппины, в Пакистан. Свою родину в свалку превращать не хотят. Соответственно, если через три–четыре года человек кондиционер поменяет, то зачем его делать более долговечным? Ситуация с качеством оборудования очень сложная, многогранная.

Надо понимать, что есть некий мировой тренд. Другое дело, что сейчас происходит конкретно в России, какое оборудование востребовано.

Надо понимать, что отчасти спрос создаётся предложением. Что касается бытовых систем кондиционирования воздуха, здесь революций не было очень давно. Первую сплит-систему в 60-х годах прошлого века предложила компания Toshiba. С тех пор ничего принципиально нового не произошло. Да, растёт энергоэффективность, но сути процесса это не меняет.

– Какие факторы в большей степени влияют на поведение покупателей и продавцов? Экономическая ситуация, объективное и субъективное восприятие.

– Пока по целому ряду товарных рынков наблюдается ситуация, очень близкая к прошлому году. Потребитель своего поведения не меняет. Экономическая ситуация ухудшилась, но субъективное восприятие потребителя пока не изменилось, т. е. он об этом просто не думает. Успех на Олимпиаде в Сочи и присоединение Крыма всколыхнули в стране небывалые патриотические настроения, и люди на время забыли подумать о том, что денег в кошельках реально поубавилось. И ресурсов для того, чтобы улучшить жизненный уровень, в данный момент у государства нет.

Ситуация объективно сложная, поэтому прежде всего важно субъективное восприятие. Если год объективно тёплый, а пользователь этого не чувствует, он кондиционер не купит. Здесь именно субъективные факторы гораздо важнее.

– Что сегодня развивает рынок оборудования высоких технологий?

– Желание иметь самые эффективные, самые модные кондиционеры в настоящее время в основном и развивает высокие технологии. Экономических стимулов для внедрения в России зелёных технологий пока нет, т. к. газ и электроэнергия относительно дёшевы. В таких условиях, когда срок окупаемости качественного высокотехнологичного прибора составляет 30 лет (например, у геотермальных тепловых насосов), вообще нет никакого смысла всё это внедрять.

Это дорого. Если срок окупаемости больше, чем срок эксплуатации, то это просто красивые стеклянные бусы, которыми можно побренчать. Когда срок окупаемости оборудования приближается к трём–пяти годам, можно уже говорить об экономической эффективности.

– Какое оборудование предлагают производители систем ОВК для снижения нагрузки на систему электроснабжения зданий? В частности, хотелось бы подробнее узнать об адсорбционных холодильных машинах.

– Есть несколько вариантов для того, чтобы снизить нагрузку на систему электроснабжения. Это либо теплоутилизация (системы вентиляции с рекуперацией, VRF c регенерацией тепловой энергии, центральные системы, работающие по принципу замкнутой водяной петли), либо инверторные кондиционеры. То же самое касается холодильных машин адсорбционного типа. Основную долю энергии, которая необходима для выработки холода, такая машина получает не из электросети, а из других, более дешёвых источников энергии (например, газ или низкопотенциальная тепловая энергия).

Потребление огромной холодильной машины, которая даёт несколько мегаватт, это киловатты, десятки киловатт в худшем случае. Однако такой чиллер сам по себе недёшев. Если сравнивать его цену с традиционным, такой же мощности, то в пересчёте на 1 кВт холода мощный винтовой чиллер будет стоить 120 долл., а адсорбционная машина – 200 долл. Таким образом нужно аккуратно считать срок окупаемости.

Где выгодно применять абсорбционные холодильные машины? Там, где есть тепловая электростанция. Побочный эффект при выработке электроэнергии – это теплота, которую летом приходится либо утилизировать посредством градирен (попросту выбросить в атмосферу), либо через абсорбционный чиллер преобразовывать в холод. Последний вариант действительно является выгодным.

В России за год продаётся всего порядка 30–40 адсорбционных чиллеров (примерно 50 МВт). При общей холодопроизводительности чиллеров в 1 100 МВт это составляет 4 % от всей холодопроизводительности чиллеров. Если рассматривать холодопроизводительность всех кондиционеров, включая бытовые, то там будут просто доли процентов, что говорит о том, что у нас эта область пока не развита.

– Случалось ли вам изучать российский рынок альтернативной энергетики? Какие тенденции существуют в этом сегменте?

– Изучить рынок альтернативной энергетики я могу только непреднамеренно, например анализируя нужную базу по определённому виду техники. Вдруг случайно попадается интересная информация о водонагревателях на солнечных коллекторах или с тепловым насосом и т. д. Это пока такая экзотика, даже не десятые, а сотые доли процента от общего объёма. У нас в стране, по сути, рынка альтернативной энергетики нет. В Европе, на мой взгляд, тоже значение этого рынка преувеличено.

Экологической считается тепловая энергия от солнечной батареи, но, чтобы сделать солнечную батарею, нужно добыть определённые полезные ископаемые, затем перевезти их и переработать, а это выбросы в атмосферу. При производстве солнечной батареи используются ядовитые химические вещества, которые тоже убивают окружающую среду. Зато в итоге получается «экологически чистый» источник электроэнергии. В определённой мере здесь прослеживается некоторое лукавство. Поэтому моё отношение к альтернативной энергетике (в плане внедрения) довольно скептичное.

– Является ли недооценённым рынок тепловых насосов в России и если да, то почему?

– Рынок тепловых насосов в 2013 году неожиданно вырос на 65 %, но он пока очень мал по сравнению с тем же рынком систем кондиционирования воздуха. Тепловой насос – это очень дорогое удовольствие. За год продаётся в пределах 1 500 тепловых насосов всех типов, прежде всего геотермальные, которые работают на отопление. Но такая система обходится гораздо дороже, чем котёл. За всё время эксплуатации стоимость котла плюс газа, который он сжёг, будет меньше, чем стоимость теплового насоса плюс электричество.

Экономического стимула для внедрения тепловых насосов нет. Пока это только личная инициатива отдельных граждан, и если сравнивать душевое потребление тепловых насосов в Финляндии и в России, то оно отличается в сотни раз.

За рубежом зачастую тепловой насос уместен там, где есть незамерзающие водоёмы. У нас тот же геотермальный тепловой насос – это надо либо очень глубоко закапываться, а не везде есть водоносный горизонт, достаточная теплоёмкость, иногда это просто приходится закапывать в землю по всей площади участка. Если, не дай Бог, потекло, придётся перекапывать весь участок и искать, где.

Это всё получается достаточно дорого. Поэтому у нас рынок тепловых насосов маленький – слишком дорогое удовольствие.

Ситуация такая, что даже при достаточно агрессивной рекламе потребители просто не готовы делать такие первоначальные затраты. Система отличная, но не покупают.

– Отмечается ли увеличение доли энергоэффективного и экологичного оборудования?

– Пожалуй, да. Но это отнюдь не результат какой-то специально проводимой политики. Каким образом идёт процесс? Коэффициент энергоэффективности сплит-систем растёт.

Лет 10–15 назад продавалась техника с энергоэффективностью класса D. Сейчас оборудование всех ведущих производителей имеет максимальный класс энергоэффективности (класс А), в худшем случае – B.

Сейчас, по мере замены отслужившей свой срок техники, доля «древних» низкоэффективных аппаратов падает. Со временем начнёт расти доля инверторов, что ещё больше увеличит среднюю энергоэффективность «по больнице».

Что касается вентоборудования, здесь растёт доля систем с рекуперацией. И активно выводят из эксплуатации самое неэффективное оборудование – это то, что досталось с советских времён, – вытяжные системы вентиляции для промышленных объектов (приток происходил за счёт неплотности в окнах). Когда такую систему меняют на современную, энергоэффективность объекта, конечно, резко возрастает, а потребление электроэнергии падает.

– Появляются ли инновационные технологии, которые будут задавать вектор развития строительства в будущем?

– К сожалению, инженерные системы не определяют облика самих зданий. У нас сначала проектируют здание, а потом для него подбирают инженерные системы. Влияние как раз обратное, т. е. некие тенденции в архитектуре заставляют развиваться инженерные системы.

– Какой прогноз вы можете дать на следующий год относительно изменения структуры климатического рынка и роста продаж?

– Прогноз я, наверное, уже дал. Роста продаж, к сожалению, не будет. Рынок в ближайшие два года, будет падать. Ситуация зеркально отражает общее положение дел в экономике страны. Чтобы рынок начал расти, должна начать расти экономика, а это возможно только в случае увеличения производительности труда или роста цены на нефть и газ. Именно это и тащило страну вверх последние годы.

В то время как производительность труда не росла, а в ряде случаев – падала. Причина в активном огосударствлении экономики. Госпредприятие по определению работает менее эффективно, чем частное. Бизнесмен никогда не наберёт в компанию школьных друзей, родственников и соседей по даче, а чиновник обязательно рассадит на тёплые места людей, которые преданы ему лично. Поэтому говорить о росте любых рынков, не только климатических, но и всех остальных, как-то сложно.

При этом влияние погоды на рынок кондиционеров принципиально снизилось из-за насыщения рынка. Когда у большинства потенциальных покупателей кондиционер уже есть, жара уже не вызывает такого ажиотажного спроса. •

 


СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:

«Надо иметь план, правильный, хороший план…»

Портрет руководителя. Schneider Electric

Портрет руководителя. «Я по натуре такой “улучшатель”»


 


ЭнергоэффективностьКлиматизация